0

Эксклюзивное интервью с Киану Ривзом о его новом док. проекте «Бок о бок»

В то время, как большинство людей знают его как  Теда из фильма «Невероятные приключения Билла и Теда» и Нео из «Матрицы», в последние годы выяснилось, что актер Киану Ривз интересуется еще и тем, что происходит по другую сторону камеры. В фильме режиссера Кристофера Кеннели «Бок о бок», который в последние месяцы успешно стартовал на различных фестивалях, Киану работал по обе стороны камеры.

Фильм возник из вопроса о том, почему столько режиссеров перестали снимать фильмы на пленку, а следуя за пионерами цифрового кино, начали превращать его в новый стандарт в киноиндустрии. У Кеннели и Ривза был длинный список режиссеров, с которыми они провели интервью, такими, как Джордж Лукас, Джеймс Кэмерон, Кристофер Нолан, Мартин Скорсезе, Дэвид Финчер и Дэнни Бойл, а также множество других деятелей кино, чьи имена не так известны. Однако фильм «Бок о бок» покрывает не только технические аспекты того, почему создатели фильмов предпочитают цифровые технологии традиционным или наоборот, но также и артистические аспекты использования того и другого.

На прошлой неделе ComingSoon.net связались по телефону с Киану Ривзом, чтобы поговорить с ним об этом интригующем фильме, который каждый человек, серьезно интересующийся кино, должен попробовать посмотреть хотя бы для того, чтобы увидеть в одном проекте столько известных режиссеров и продюсеров, рассказывающих о своей профессии.

Для разговора с Киану Ривзом у нас было не так много времени, однако нам удалось затронуть тему его режиссерского дебюта «Человек Тай-Цзы», а также спросить его о «Пассажирах» – научно-фантастическом проекте, который он создавал совместно с одним из сценаристов фильма «Прометей» Джоном Спайтсом.

ComingSoon.net: Я пару раз смотрел этот фильм в Трибека, и я думаю, самый очевидный вопрос: как вы пришли к идее снимать этот фильм? Это была целиков ваша идея или ее предложил Кристофер?

Киану: Да, я и Крис вместе работали над фильмом «Криминальная фишка Генри», мы участвовали в самом процессе его создания и пост-обработке, собственно, руководителем которой он и являлся, которая называлась ЦЗ – цифровая заготовка – цветовая обработка отснятого материала. Как правило, мы работали с цифровым изображением и одновременно с фотохимическим изображением на экране. Во время этого процесса я думал, что это может быть окончанием эпохи пленочного кино. Фильм снимается на пленку, но потом оцифровывается, чтобы можно было его монтировать в цифровом виде. Пленочному кино приходит конец. У меня возникла эта мысль и я спросил Криса, не хочет ли он снять об этом документальное кино. Он раньше занимался подобным, и поэтому он согласился. Мы оба взялись за эту работу, чтобы ответить на вопросы о том, в каком состоянии находится сейчас киноиндустрия, как она развивалась и развивается и каково на нее влияние цифровых технологий.

ComingSoon.net: Забавно, но через несколько дней, как я увидел это в Трибеке, я был в CinemaCon и Том Ротман (генеральный директор киноконцерна Fox) объявил, что они собираются остановить доставку пленки в кинотеатры для своих фильмов, так что ты у тебя не возникают какие-нибудь предположения, к чему это все идет?
Ривз:
Да, я имею ввиду, что, когда мы брали у него интервью для документального кино, он сказал, что он думал сделать это через пять лет. Так что, я предполагаю, он опережает свой график. (Смеется)

CS: Довольно страшновато думать об этом.

Ривз: Да, он думал, что через пять лет кино перестанут снимать на пленку, или, по крайней мере, это перестанет быть частью его бизнеса.

CS: Когда вы с Кристофером решили снимать этот фильм, как вам удавалось заставлять людей говорить? Очевидно, вы уже знали Вачовски, так как вы общались с людьми, которых встретили в первый раз? Как вы «раскручивали» людей на интервью?

Ривз: Ну, сначала мы собрали нашу команду, встретились с продюсером, Джастином Зласа. У него был знакомый оператор Крис Кэссиди. Как только мы собрались вместе, мы начали думать: «Так, ну, с чего бы нам начать?» Мы думали, что начнем с операторов, поэтому мы поехали на кинофестиваль Camerimage в Польше и начали с того, что просто спрашивали «Привет, мы собираемся снимать документальный фильм. Не хочешь с нами поболтать?». Я работал там с несколькими людьми. Это было в 2010 и люди хотели говорить о своей профессии, окончании эпохи пленочного кино, влиянии цифровых технологий, так что мы там и начали. Затем мы вспомнили про фильмы и подумали: «Окей, а какими были первые камеры?» и начали собирать материал про камеры и тех, у кого они были. Ну, затем нам нужно было взять интервью о монтаже, и Крис Кеннелли захотел в общем проследить процесс создания фильма, так что мы начали прослеживать влияние цифровых технологий через призму всего этого. Однако, когда вы смотрите на цифровое изображение, вам приходится смотреть и на фотохимическое, поэтому наш фильм мы и назвали «Бок о бок».

CS: Парни, когда вы решили, что сами будете брать эти интервью? Ведь это добавляет еще один уровень в ваш график, чтобы вовремя добираться туда, где они происходят.

Ривз: Да, по моим ощущениям, этот фильм очень личный, поэтому я хотел быть частью всего этого, хотел сам получить ответы. Эти вопросы, которые я задавал, частично мои, а частично Криса. Мы с ним хотели сделать фильм, который был бы интересен для специалистов в этой области, но, что еще более важно, и для общей аудитории, так сказать, фильм о фильме. Надеюсь, что когда люди видят это, они начинают больше ценить те усилия, которые были потрачены на создание фильма. Это как будто попасть за кулисы и увидеть, как они это делали? Как они это делают? Для меня было важно установить контакт лично с каждым, у которого мы брали интервью, а для Криса – передать это людям. Мне это удалось, а затем фильм показал, было ли каждому интересно с нами разговаривать.

CS: По какому принципу вы выбирали людей, с которыми вы хотели бы поговорить? Грета Гервиг – интересный выбор, так же как и Джон Малкович, так откуда вы знали, каких актеров нужно выбирать для интервью?

Ривз: Ну, вообще, когда мы начинали у нас не было даже примерного плана. Мы не говорили «Так, хорошо, вот это ответы, а тут будет история этого». Все началось просто с общего вопроса. Энтони Дод Мэнтл был примером того, как все постепенно вырастало. «Так, раннее цифровое видео, какое имело самое большее влияние? А, да, «Торжество». Хорошо, а кто его снял? Энтони Дод Мэнтл. Ну, нам надо поговорить с Этнони. О, стоп стоп стоп, он же работал с Дэнни Бойлом. Да, этот фильм, «28 дней спустя», так? Ну, еще и «Миллионер из трущоб» (смеется), так что нам нужно поговорить и с ним. Потом мой ход мыслей был такой: «Так, раннее цифровое видео, кто им занимался?» Так мы обратились к компании InDigEnt и создателям фильма «Чак и Бак». Нам нужно было найти общую идею фильма, так как мы могли говорить о цифровом кино в Китае или Индии или Европе, но мы продолжили идти в голливудоцентричном направлении, было ли это независимым или имело самое непосредственное к Голливуду отношение, в том числе и развитии технологий. Затем, когда мы перешли к монтажу, Джордж Лукас был лучшим выбором для того, чтобы поговорить об этом, а потом мы просто продолжили с его команией ILM, Дэвидом Мюрреном, первым монтажером цифрового видео. Затем мы просто шли по следующим пунктам: «окей, хорошо, каким был первый цифровой кадр? Кто сделал первый цифровой фильм? Что повлияло на это?» Так что мы просто следовали за историей, пока у нас не сложилось общее представление о действительно обширных вопросах.

CS: Это было действительно сложно и я удивлен, что вам удалось столько материала вместить в относительно короткий полуторачасовой фильм, а также тем, что у вас было множество вариантов, как это сделать. Сколько времени вы потратили на таких людей, как Джордж Лукас или Дэнни Бойл? Сколько времени они уделили вам?

Ривз: Знаете, мы на самом деле зависели от их индивидуальных графиков. И мы на самом деле хотели сделать все максимально удобно для тех, у кого брали интервью. «Что вы можете нам сказать? Где вам это будет удобно сделать? Мы к вам приедем. Просто дайте нам знать, куда и, пожалуйста, не говорите «нет» (смеется). Кристофер Нолан был просто замечателен. Он разговаривал с нами во время ланча в перерыве между съемками своего нового «Бэтмена». О, нам здорово повезло, и это было отличным опытом.

CS: Наверно, у вас заняло это пару лет, пока вы сами делали эти мини-фильмы, потому что ваш внешний вид меняется на протяжении всего фильма.

Ривз: Да, наши волосы растут, так что пришлось пару раз их подстричь… (смеется)

CS: Редко удается увидеть фильм, вроде этого, о котором вы можете с уверенностью сказать, что на его создание затрачена уйма времени.

Ривз: Да, я полагаю, мы записывали наши интервью что-то около года. Даже больше года, год и пару месяцев, 14 месяцев, да, около года.

CS: Я был удивлен тем, что у одного человека вы не взяли интервью, я не знаю, пытались вы или нет это сделать… Я имею ввиду Майкла Манна, потому что этот человек совершил действительно радикальный переход к цифровому кино.

Ривз: Да, просто очень много таких людей, с которыми мы должны были поговорить, но у нас не было шанса этого сделать. Совсем не было. Я имею ввиду. Манн и Пол Кэмерон тогда усиленно работали над своим фильмом «Соучастник». Но также есть много людей, с которыми мы могли поговорить и поговорили, таких действительно очень много.

CS: Как вы думаете, кто должен смотреть этот фильм? Он снят для студентов-кинематографистов и тех людей, которые знакомы с процессом создания фильмов или отдельными его аспектами?

Ривз: Я не думаю, что им нужно это знать. Я думаю, если вам нравится кино, для вас это будет довольно интересно. Как я уже говорил, это как будто находиться за кулисами, видеть, как все происходит и как создается фильм на самом деле великими артистами и одержимыми своей работой людьми, которые одержимо говорят о своих одержимостях. (Смеется) Я думаю, что моей самой большой надеждой является, независимо от того, будут ли это обычные зрители или специалисты, что они начнут больше ценить сам фильм, смогут увидеть его создателей и актеров с другой стороны. Вы узнаете различные факты, и, может быть, это сделает просмотр более приятным. Я имею ввиду, когда мы брали интервью и в них кто-то о чем-то говорил, мы пытались это проиллюстрировать, с помощью просто изображения или анимации, как будто приводили пример, да.

CS: Конечно, определенно волнующе слышать, что все эти деятели киноиндустрии говорят о таких важных аспектах своей работы. Так чем вы планируете заняться дальше? Вы будете продюсировать другие фильмы или есть режиссерские проекты?

Ривз: Прямо сейчас мы закончили непосредственно съемку нашего последнего фильма о кунг-фу. Я был режиссером фильма о китайском кунг-фу – на китайском – мандаринском и кантонском диалектах – и английском. Мы недавно закончили съемку, только вернулись из Китая и сейчас работаем над обработкой отснятого материала.

CS: Интересно, вы столько работаете над проектами на иностранных языках… Я помню, что фильм «47 ронинов» вы снимали как на японском, так и на английском? Вы учили эти языки для этого?

Ривз: Нет, просто так получилось. Я не знаю, как, но меня будто просто унесло течением. Да, я надеюсь, что «47 ронинов» выйдут в следующем году, я с нетерпением этого жду.

CS: Пару месяцев назад мне удалось поговорить с Джоном Спайтсом, о новом фильме «Пассажиры». По его словам это действительно крутой проект, так как идет развитие этого проекта после того, как вышел «Прометей»? Будет ли это интересно зрителям?

Ривз: Да, «Пассажиры» – отличный проект. Я надеюсь, мы его завершим. М-да, начало работы над фильмом иногда сопровождается трудностями, и прямо сейчас мы пытаемся ответить на вопрос: как мы собираемся снимать этот фильм? Это просто очень амбициозный фильм, требующий огромных затрат, нужно много ресурсов чтобы попробовать сделать это. Но тем не менее, я рад, да. Спайтс-замечательный сценарист, а «Пассажиры» – замечательный проект.

Перевод интервью подготовлен  Frank Smith, специально для KeanuWorld.com

Источник: comingsoon.net

 

Комментировать на сайте