0

О фильме "Джобс. Империя соблазна". Китайский айфон


Относиться к Стиву Джобсу можно по всякому. Можно не любить, презирать, восхищаться. Но нельзя не признать, что это был один из ярчайших и харизматичнейших бизнесменов нашего времени. Эдакий Говард Хьюз эпохи цифры.   Противоречивая, необычная и невероятно деятельная личность. Человек, стоявший у истоков современной компьютерной индустрии. Тот, благодаря которому у нас есть мышка, разные виды шрифтов и студия Пиксар. Да, черт возьми, благодаря кому компьютер –  не гиковская игрушка, а такой же предмет обихода, как кошелек или утюг.

Совершенно неудивительно, что снять кино о патлатом хипаре, за несколько лет прошедшем путь от закидывания наркотой в студенческом кампусе до кресла главы мега корпорации, решили многие. И, если Сони с их амбициозной экранизацией бестселлера Уолтера Айзекса и Аароном Соркиным за сценарным станком еще долго будет телиться, то вот независимая лента «JOBS» ( у нас почему то названная «Империей соблазна») выкатилась в прокат уже сейчас.

У этого фильма изначально был серьезный задел стать чем-то необычным, представить новый взгляд на жизнь одного из главных творцов последнего века.

Продюсирование и финансирование картины взял на себя бизнесмен Марк Халм. Казалось бы, если за ленту берется доселе не занимавшийся кино человек, то компенсировать неопытность должен свежий, не зашоренный взгляд на вещи. Человек, глядящий на кино без студийных шор, должно быть, может рассказать историю о гениальном творце необычно, по-новому, найдя незадействованные раньше способы эмоционального воздействия. Think different же! Кино про Джобса,  который  всегда создавал что-то свое,  должно было быть как раз в его духе.

Но мистер Халм предпочел другой вариант. Вместо того, чтобы привлечь талантливых и голодных молодых актеров, калифорниец нанял мало того, что неизвестных, так еще и бесталанных деятелей. А сценарий и режиссерское кресло отдал в руки своего сына и его приятеля. А до кучи, чтоб хоть какое-никакое имя можно было на афишу поставить,  подписал на главную роль Эштона Катчера, который как раз на диво похож был на Джобса в молодости. И к Катчеру, забегая вперед, претензий меньше всего.

Претензии есть ко всему остальному. Нет, понятно, что у руля проекта дебютанты, которым простительны некоторые ошибки. Но, черт возьми, такое чувство, что вместо учебников по сценарному и режиссёрскому мастерству в качестве обучающего материала использовали что-то вроде самоучителя для чайников «Как снять банальное и ничем непримечательное кино».

Мне ясно, что несмотря на то, что Джобсу не было и шестидесяти, жизнь он прожил удивительно насыщенную и длинную. И невозможно уместить огромную историю человека в два часа. Будь ты хоть Скорсезе или Ди Каприо на главных ролях.  Многое придется пропустить и потерять, да и то получится охватить лишь определенный промежуток времени. Все это понятно. Но где же правило, которое говорит, что делать это надо столь скучно и обыденно, как показано в фильме?  Почему  история восхождения к успеху одиозного лидера, неоднозначной и до сих пор спорной личности, показана лишь через набор  банальностей?

Впрочем, вполне возможно, что это такое особое режиссёрское видение. Такое особое, при котором поеданию фастфуда, сексу с незнакомой хипушкой или пляскам под ЛСД уделяется времени и внимания больше, чем тому, как человек  справляется с тем, что его пинком под зад выставляют из им же основанной компании. Не говоря уж об основании Пиксар – величайшей мультипликационной студии нашего времени. В самом деле, кого интересуют такие мелочи, как, например, налаживание отношений с дочерью,  от которой отказался в юности,  сам будучи приемным ребенком.
Эдакую малозначимую фигню, как формирование личности, характера и изменения в жизни, возводящие на престол одну из влиятельнейших персон своего времени. Это все оставьте Скорсезе, Финчерам и прочим Ронам Ховардам.

Ну а все сценарные огрехи и просчеты, похоже, предполагалось сглаживать с помощью магии монтажа. Человек, по имени Роберт Комацу,  монтажом, похоже, занимался исключительно в Move Maker, и то под большими дозами ЛСД. Ведь только так можно объяснить наличие таких гениальных монтажных находок, как:
Джобс в приходе бегает по полю, небо, Индия, Джобс, поле, небо, Индия, дети, пшеница… и так вот бессмысленно и беспощадно кадры сменяют друг друга со стробоскопической скоростью на протяжении минут пяти. Думаю, Оскар обеспечен. Да, в принципе, хоть пять Оскаров!  Только бы за монтаж снова не брался.

Как ни удивительно, единственный, в кого не хочется бросить булыжником, это Эштон Катчер, взятый изначально лишь из-за внешней схожести с Джобсом в молодые годы. Ну, и хоть какое-то имя на афише нужно было написать, а то совсем стыдно.

Он и в самом деле ходит, как Джобс  говорит, как Джобс, жестикулирует и ведет себя, как Джобс.
Единственный, кто хотел «делать кино», а не выверенную по ГОСТу скукотень, явно попал не в ту компанию.

И обидно видеть, что все усилия Катчера, играющего первую хорошую свою роль разбиваются о слабый сценарий, отсутствующую режиссуру и просто банальное непонимание материала съемочной группой. Вот и выходит, что вместо фильма о человеке, изменившем мир, получилась поделка. Эдакий китайский айфон, за 12 миллионов вечнозеленых.

Джобс, не бывший ни гениальным инженером, ни дизайнером, ни даже маркетологом, все же умел видеть. Видеть мир таким, каким он будет через десятки лет. Держал в руках огромную плату, а видел планшет, прищурившись смотрел в крохотный экранчик Макинтоша с его килобайтами памяти, а видел за этим Макбук и облачные сервисы. И, что важнее, он  творил это самое будущее, из огромных и уродливых агрегатов творил, как мог, эпоху смартфонов и беспроводного интернета,  сенсорных экранов и облачных вычислений.

Но вот нет этого человека в фильме! Нет, несмотря на все старания Катчера. Ведь нет тут главного: истории о том, как  усыновленный парнишка-гик стал руководителем самой дорогой компании в мире. Ни событий,  ни людей, что сделали его таким, каким запомнился миру. Есть лишь  совершенно средняя, неискренняя и неинтересная «сферическая история успеха в вакууме». Вместо истории о том, кого Обама лично называл пророком, получился средней унылости байопик о ком угодно, но не о Джобсе. А когда в его выступлении перед выпускниками Стэнфорда жизни и эмоций больше, чем во всем фильме, становится как-то грустно.
Спасибо за внимание.

 

Комментировать на сайте